Вторник , Ноябрь 12 2019
Главная / Семья / Финансы / Тебе точно нужны новые туфли? Ссоры из-за денег в семье

Тебе точно нужны новые туфли? Ссоры из-за денег в семье

Нам кажется, что раздельный бюджет — когда каждый из супругов тратит свои заработанные деньги — лучшее и прогрессивное решение для семейного благополучия, и что весь развитый мир именно так и живет. Но все наоборот: американские финансовые консультанты настаивают на совместном бюджете и постоянном обсуждении доходов и расходов в семье — в том числе и для профилактики развода.

Мы бережно копили, чтобы первые два года я могла сидеть дома с ребенком, но вскоре после рождения Сильвии Тома начала раздражать лавина наших новых расходов. Если одному из нас приходила посылка, другой возмущался, зачем было тратить на нее столько денег.

Одна ссора вспыхнула, когда я получила пару туфель. Том поинтересовался, какая мне нужда в новых, если еще можно “распрекрасно ходить в старых”. “Потому что на следующей неделе я встречаюсь с редактором из InStyle, — надменно ответила я. — Прошу обратить внимание на название журнала”.

Том получил свою порцию критики, когда большую коробку принесли для него: внутри был велосипед. Я заметила, что он мог бы распрекрасно ездить на тех трех, что у него уже есть. “Но этот предназначен для гонок по гравию”, — и Том пустился в объяснения, засыпав меня градом терминов.

Однако проблема не ограничивалась нашими личными покупками: мы беспрестанно спорили, сколько тратить на игрушки и занятия Сильвии.

Ссоры из-за денег — это “первый с отрывом” предвестник развода, говорит Соня Бритт, заведующая кафедрой индивидуального финансового планирования в Университете штата Канзас. Ее исследование показало, что пары, в которых споры о деньгах возникали в начале отношений — вне зависимости от уровня долгов или доходов, — чаще распадались. “Это ключевой момент, — объясняет мне Бритт. — Он показывает, как важно находить общий язык и что, когда его нет, проблем не миновать. А если добавить сюда детей, ситуация только усугубится”.

Даже когда люди остаются вместе, по данным одного исследования, из-за денег они конфликтуют “чаще, серьезнее и масштабнее”, чем по иным вопросам, и употребляют более резкие выражения, чем в других спорах. В нашем случае, безусловно, так и есть.

Сколько зарабатывает ваш партнер?

Причем наше с Томом положение осложняется тем, что мы работаем в режиме свободного найма и в плане заработков у нас год на год не приходится. Мы никогда не можем знать наверняка, сколько заработаем вместе или по отдельности в каждом конкретном году; по сути, мы узнаем сумму заработка, только когда платим налоги. Мы не одни такие. В ходе опроса, проводимого группой финансового обслуживания Fidelity, 43 процента респондентов не смогли ответить, сколько зарабатывает их партнер; 10 процентов из этой подгруппы ошиблись в своих догадках на 25 тысяч долларов и более.

Почему такой разнобой? Одна из причин в том, что экономика движется от фиксированных окладов к аккордной оплате труда, поэтому растет количество людей, доходы которых меняются от года к году, как у нас. Так называемые работники с неустойчивой занятостью — индивидуальные предприниматели, работники с неполным днем и такие фрилансеры, как мы, — на сегодня составляют приблизительно 40 процентов рабочей силы страны.

Почему мы ссоримся из-за денег

Чем старше становилась дочь, тем больше запутывались наши финансы и тем жестче делались столкновения из-за них. А потом подруга обмолвилась, что проходит финансовую терапию. Финансовая терапия — это пока малоизвестное, но быстро развивающееся направление, которое объединяет в себе налоговое консультирование и психологическую помощь. Она помогает разобраться с тем, какие у вас отношения с деньгами и какие чувства они у вас вызывают — что до сих пор является культурным табу, темой, которую мало кто готов откровенно обсуждать.

Казалось бы, деньги не та тема, которая способна задеть потаенные струны души. Однако финансовые терапевты говорят, что ссоры обусловлены не столько деньгами как таковыми, сколько другими эмоциональными болевыми точками. Задача финансовой терапии — попытаться вскрыть подспудную причину, по которой человек становится, к примеру, “серийным заемщиком” или “финансовым потворщиком”.

В отличие от финансовых консультантов, финансовые терапевты помогают клиентам докопаться до связанных с деньгами коренных страхов и базовых убеждений, которые берут начало в юности. Они спрашивают клиентов: чем были для вас деньги в детстве? Источником престижа? Страха? Безопасности? Стыда?

Говоря о деньгах, партнеры, как правило, не касаются прошлого. К чему, когда надо решать насущные проблемы: чем платить за аренду жилья или где искать новую работу. Тем не менее, финансовые терапевты утверждают: чтобы снизить градус дискуссий о движении наличности (или отсутствии оной), важно знать “денежные сценарии”, или сказки, которые мы рассказываем себе о деньгах.

Отношение к деньгам: 4 плохих сценария

Бритт и ее коллега выделили четыре основных денежных сценария, которые вредят финансовому здоровью человека:

  • уклонение от денег (люди, не желающие иметь дело с деньгами и даже думать о них),
  • поклонение деньгам (те, кто думает, что все их проблемы решились бы, будь у них больше долларов),
  • деньги как статус (те, у кого самооценка привязана к уровню дохода),
  • денежная бдительность (те, кого финансовые тревоги доводят до аскетизма).

Даже после короткого разговора о деньгах и меня, и Тома трясет от волнения. Исследование, которое проводила Бритт, показало, что за каких-то четыре минуты просмотра финансовых новостей по телевизору уровень стресса у людей подскакивал донельзя. Мало того, наша привычка делать покупки украдкой ясно показывала, что мы становимся скрытными по отношению друг к другу — что юристы по бракоразводным делам называют “финансовой неверностью”.

Идея финансовой терапии меня интригует, и я попадаю к терапевту Аманде Клейман. Держаться за деньги — почти первобытная наша потребность, говорит она. “Люди думают, что деньги — это рациональная, исключительно материальная сфера, тогда как на самом деле наше восприятие денег в высшей степени эмоционально и тесно связано с инстинктом выживания, — объясняет Клейман. — Поэтому, если мы чувствуем, что от кого-то исходит угроза нашим деньгам, мы готовы биться буквально не на жизнь, а на смерть”. (Действительно, исследования показывают, что даже мимолетный обмен фразами на финансовые темы способен запускать нейрохимическую реакцию “бей или беги”.)

Я признаюсь Клейман, что мы с Томом ни разу не обсуждали, какие эмоции связаны у нас с деньгами. Она пожимает плечами и отвечает, что об этом вообще мало кто говорит. Но то, что ваш партнер думает о деньгах, и как он их использует, отражает что-то очень личное, сокровенное в нем. Выведайте что, продолжает она, и тогда напряжение спадет и вы снова станете одной дружной командой.

3 правила семейного бюджета

Под руководством Клейман ее клиенты выстраивают систему, основанную на нескольких взаимосвязанных принципах.

Первый состоит в том, что партнеры должны быть равны в своих финансовых отношениях. “Сделайте так, чтобы у одного не было больше контроля или прав принимать решения, чем у другого, — советует она, — даже если кто-то из вас зарабатывает больше”. Это правило особенно важно соблюдать, чтобы не обижать матерей-домохозяек, которым часто приходится просить средства у своих партнеров, что приводит к нежелательному нарушению баланса сил. Я знаю одну маму-домохозяйку, которая каждую неделю отчитывается мужу в своих тратах, показывая ему чеки, — связывающий по рукам и ногам, отравляющий отношения вариант.

Я говорю Клейман, что мы с Томом зарабатываем примерно одинаково, поэтому делим счета пополам и пользуемся общей кредитной картой для семейных расходов. Но, кроме того, у нас есть личные кредитки, траты по которым мы все чаще таим друг от друга.

Клейман рекомендует, чтобы после составления семейного бюджета и оплаты ежемесячных счетов каждый из супругов получал на персональные расходы определенную сумму — скажем, несколько сотен долларов в месяц — на личный банковский счет, чтобы никто ни у кого не выпрашивал наличность. И не отчитывался за покупки. “Потому что мы не всегда сходимся во мнении, что такое стоящая покупка, — отмечает Клейман. — Уверена, если бы я рассказала мужу, как часто стригу и крашу волосы, он бы удивился, потому что он любитель стрижек за пятнадцать долларов”.

Дальше, ваш финансовый менеджмент должен быть открытым. “Взрослых нельзя освобождать от решения денежных вопросов, — отрезает Клейман. — Участвовать должны оба”. К ней часто приходят пары, где один из партнеров занимается деньгами, а второй утверждает, будто “ничего не смыслит в цифрах”. Таким образом, бремя целиком ложится на плечи одного из супругов. “Да и детям полезно наблюдать, как родители совместно принимают решения, — продолжает Клейман, — прислушиваясь друг к другу и в то же время не боясь брать на себя ответственность”.

Особенно важно следить, чтобы от финансовых дел не отстраняли женщин: нельзя, чтобы у детей отложилось, будто мама не дружит с математикой, или чтобы они продолжили из поколения в поколение передавать стереотип, что деньгами должны заниматься мужчины. Исследования показывают, что с девочками родители реже говорят о деньгах, чем с мальчиками.

И наконец, финансовые отношения внутри пары должны быть прозрачными. Это значит, что, даже если вы договорились, что некоторые денежные вопросы супруги решают по собственному усмотрению, каждый получит полный доступ ко всей информации, если захочет посмотреть.

Клейман говорит, что прозрачность пойдет на пользу даже детям — им не обязательно знать размер вашей зарплаты, но познакомиться с ритмом финансовой жизни не помешает: почта проверяется ежедневно, счета оплачиваются еженедельно, баланс подводится ежемесячно. “Дети должны видеть, что существуют определенные сроки для решения денежных вопросов и, если за ними не следить, быстро наступает неразбериха, — объясняет она. — Не должно быть такого: „Черт! Ведь я только что за это платил!“”

Источник: 7ya.ru

Смотрите также

Как накопить на пенсию: 5 правил ведения семейного бюджета

Мало кто из соотечественников 40-50 лет всерьез рассчитывает на пенсионные накопления, отчисляемые в Пенсионный фонд работодателем. Как еще …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

девятнадцать − шестнадцать =